Среда, 30 ноября 2016 22:02

Риски и варианты развития Байкальской природной территории

Автор 

Основными негативными факторами, которые необходимо нивелировать в рамках развития БПТ, являются:

1. Высокая неорганизованная антропогенная нагрузка на побережье из-за стихийности развития и слабой организации туристической отрасли и туристических потоков;

2. Низкая доля туристической отрасли в «белой» экономике регионов: так доля поступлений от туризма в бюджет Бурятии в 2016 г. – 0,8%;

3. Отсутствие привлекательной среды для иностранных инвесторов;

4. Слабые результаты по итогам выполнения ФЦП и проектов развития ОЭЗ.

 

Соответственно, следует определить и основные угрозы для реализации указанных направлений.

 

По направлению 1 «Доля неорганизованного туризма в антропогенной нагрузке» ситуация в первую очередь обусловлена слабым развитием частных предложений в туристическом секторе и завышенными ценами на предоставляемые услуги. Следует также обратить внимание на практически полное отсутствие альтернативных видов отдыха, в том числе анимационных мероприятий и организованных культурных пространств на побережье Байкала. Тем самым сохраняется статус-кво в сфере туристического обслуживания, поскольку у владельцев таких микро-бизнесов отсутствует стимул к развитию и улучшению качества предоставляемых услуг. Само собой, об экологичности такого отдыха говорить не приходится.

 

По направлению 2 «Низкая доля туристической отрасли в «белой» экономике регионов»:основным лимитирующим фактором здесь является отсутствие стабилизированного спроса на туристические услуги – большая часть предприятий (коллективных средств размещения, если пользоваться терминологией Минэкономики Бурятии) принимает постояльцев только в летний высокий сезон. Малому и микробизнесу не хватает собственных средств и идей для того, чтобы запустить проекты зимнего отдыха. Таким образом, официальная регистрация в качестве ООО или ИП приводит только к проблемам: спрос на услуги традиционно есть только в летние месяцы, а налоговое бремя постоянно.

 

Теневой бизнес в сфере туризма также служит дополнительным элементом высокой антропогенной нагрузки на Байкал, поскольку его хозяйственная деятельность осуществляется неконтролируемо, а «оптимизация» приводит в первую очередь к бесконтрольному использованию природных ресурсов и сбросам стоков в акваторию оз. Байкал.

 

По направлению 3 «Отсутствие привлекательной среды для иностранных инвесторов» также следует отметить нелогичную позицию властей в отношении проектов особых экономических зон в Иркутской области и Республике Бурятия. Напомню, речь идет о сокращении территории ОЭЗ в Иркутской области и предлагаемой региональным правительством ликвидации ОЭЗ в Республике Бурятия. При этом в контексте ликвидации ОЭЗ в Прибайкальском районе вообще не упоминается судьба действующих инвестиционных проектов. Да, процесс по тем или иным причинам идет, что называется, «ни шатко, ни валко», но в итоге мы имеем парадоксальную ситуацию: говоря о необходимости привлечения иностранных инвесторов на Байкал, мы тут же показываем им, что государство не считается с инвестпроектами, осуществляемыми в рамках ГЧП. О каком доверии бизнеса, и в первую очередь иностранного, может идти речь в таком случае? Репутация нарабатывается годами, уничтожить её можно одним непродуманным действием.

 

По направлению 4 «Отсутствие результатов реализации проектов», основной причиной, по которой не удалось в срок запустить проекты, стало, как ни прискорбно, недостаточно проработанное законодательство. По мере развития проекта «вылезли» противоречия с земельным законодательством, лесным законодательством, некоторые вопросы просто не были урегулированы действующей правовой базой. Так получилось, например, с выдачей разрешений на строительство, которые резиденты ОЭЗ в Бурятии смогли получить только в 2013 году, практически на «излете» сроков реализации своих проектов. Даже почти что с саботажем со стороны госорганов столкнуться пришлось: перенос «домика» Росрыболовства занял практически два года, в течение которых резидент не мог оформить аренду земельного участка. Разумеется, есть вопросы и к зарегистрированным резидентам ОЭЗ. К сожалению, некоторые из них фактически оказались «пустышками»: став резидентами и оформив договоры аренды, они не осуществляют заявленные проекты. Причина – отсутствие финансовых ресурсов. Таким образом, в Бурятии строительство инженерной инфраструктуры ОЭЗ значительно обогнало работу резидентов. Впрочем, как раз эта построенная и не эксплуатируемая инженерная инфраструктура ОЭЗ «Байкальская Гавань» вполне способна при минимальных затратах значительно ускорить реализацию поставленных в рамках Программы по развитию БПТ задач в соответствии с приоритетной поддержкой «environment-friendly»-проектов.

 

Возможны следующие варианты позитивного развития.

Фактор №1, «Высокая неорганизованная антропогенная нагрузка»: ОЭЗ ТРТ обладает значительной свободной территорией с практически готовой инженерной инфраструктурой (участок» Пески» - водоснабжение, электроснабжение, канализование). Возможно использование участка в рамках подпрограммы «Кемпинги на Байкале» для организации строительства кемпинговой площадки как минимум на трети территории участка. Необходимо лишь строительство площадки с твердым покрытием (в соответствии с требованиями Постановления Правительства РФ от 30 августа 2001 года № 643).

 

В рамках снижения негативной тенденции ухода «в тень» локального туристического бизнеса (фактор № 2) можно предложить возможность запуска и апробирования на территории ОЭЗ пилотных environment-friendly проектов в сфере туризма с последующим трансфером положительного опыта и масштабированием высокоорганизованных проектов: своего рода «инкубатор» малого и среднего туристического бизнеса для Байкальской природной территории. При этом имеется возможность развернуть на базе уже существующей ОЭЗ проектный офис, основной задачей которого будет поддержка как традиционных, так и инновационных проектов в туристической сфере. Данное решение позволит сделать ОЭЗ настоящей точкой роста региональной экономики и увеличить долю туристической отрасли в ВРП республики. Естественным ограничением для проекта может служить лишь ограниченность территории ОЭЗ, однако существует возможность экстенсивного роста за счет использования предоставляемой 116-ФЗ «Об особых экономических зонах» возможности определения прилегающей к ОЭЗ территории.

 

Что касается фактора № 3 «Слабая инвестиционная привлекательность» и упомянутого уже негативного влияния на восприятие инвестиционного климата решения о ликвидации ОЭЗ, следует отметить, что, возможно, лучшим решением в данной ситуации будет не ликвидация ОЭЗ, а некий паллиатив, который позволит завершить проекты тем резидентам, которые:

а) вышли на строительные площадки;

б) не нарушают действующих Соглашений в части установленных сроков и иных существенных условий на определенную дату.

 

Таким образом, будет продемонстрирована серьезность отношения государства к выполнению как своих обязательств перед инвесторами, так и обязательств инвесторов закончить проекты в соответствии с действующими Соглашениями. Такое решение, на наш взгляд, позволит нивелировать риски негативного восприятия проекта и рисков для инвестиционного климата со стороны иностранных инвесторов, а также высвободить занимаемые «ненадлежащими резидентами» площади.

 

В случае, если будет принято решение о ликвидации ОЭЗ туристско-рекреационного типа в Республике Бурятия, имеет смысл рассмотреть возможность присвоения её участкам статуса ТОСЭР при сохранении земель и объектов в федеральной собственности. Таким решением снимаются ограничения в отношении проектов, которые можно развивать на указанной территории.

 

В случае присвоения такого статуса данные земли с уже готовой инженерной инфраструктурой можно будет использовать и для создания инновационно-технологических проектов и производств с высокой добавленной стоимостью (водосодержащие напитки, соки, БАД, иная продукция на основе местного сырья).

Евгений Малыгин
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии